ПОЛИТИК
Я рад приветствовать Вас на своем персональном сайте! Здесь я хочу поделиться своими взглядами, своей историей жизни.
Новости
Интервью с Александром Прохановым

- Олег Анатольевич, события в Новороссии стали болью и центральной темой всего русского патриотического сообщества. Маленькая точка на карте вдруг превратилась в шарнир, вокруг которого вращаются геополитические интересы всего мира...

 - Донбасс - это не простое место. Когда он станет частью Русского мира,  у России будет возможность самостоятельно выпускать корабли, самолеты, космические корабли. Это уникальное место, где уголь находится рядом с железнорудным сырьем, где есть порты, собственные электростанции... Не зря в царской империи здесь находился промышленный центр.

 Но Новороссия - это еще и символ, олицетворение того, что Россия встает с колен, у нее есть свои интересы, и терпение ее не безгранично. Поэтому она и стала точкой, где столкнулись абсолютно разные, противоположные,  интересы.

 И поэтому громадное количество людей терпят грандиозные лишения, а другие отдают за Новороссию самое дорогое, что у них есть, - жизнь.

 

 - И все же в Новороссии есть некая тайна, которая притягивает, переворачивает мироздание... Особенно остро я это почувствовал на Саур-Могиле, когда поднялся на ее вершину... Там не просто дуют ветры, а крутится воронка истории. В чем мистика Новороссии?

 - Земля Новороссии полита кровью. Здесь шли жестокие бои в Великую Отечественную войну. За нее уже тогда умирали. Исторически это своеобразная Новая земля, которую пытались захватить, но ее отстаивали, защищали... Сюда ехали добровольцы из мирных стран, зная, что едут на войну, что, возможно, погибнут. История повторяется.

 Но я оптимист. Нашей цивилизации тысячу лет. И тысячу лет нас пытались разъединить, поставить на колени, уничтожить. Уверен, что у них и сейчас ничего не получится. Мы пройдем этот этап, все выдержим, и пойдем вперед.

 

- Новороссия стала своеобразной иконой, опаленной, грозной иконой всего русского сознания. Мы получили ее из рук Победителей в Великой Отечественной... Ополченцы вносят в эту икону новую энергию...

 - Я бы подходил  к понятию Новороссии гораздо шире. Ведь есть люди, которые сохранили свои взгляды, свою точку зрения на эти события, они пишут мне из Днепропетровска, Одессы, Харькова, Запорожья... Из Львова пишут! Громадное количество моих единомышленников, товарищей находится за решеткой. Удивительно, но они знали, на что идут! Просто они поступали именно так, потому что по-другому поступить не могли. Они выходили на митинги, акции, зная, что за ними могут прийти, могут при обыске подбросить оружие.

 Нельзя недооценивать подвиг тех, кто находится в тылу, в оккупации. Он не меньше подвига ополченцев, взявших в руки оружие. В каком-то смысле людям, которые находятся в тылу, им сложнее, чем воевать на передовой.

 

- Я завершил роман о Новороссии, и один из героев там говорит, что хотел поставить храм. Но расписать его не канонически, а расписать ликами героев войны, лидеров, которые прошли через Новороссию. На этом храме должны быть портреты и Бородая, и Стрелкова, и Беса, и Хмурого, и Захарченко, легендарного Мотороллы... Все прошедшие Новороссию, в каком-то смысле, могут быть причислены  к святым...

 - У меня не настолько героическое восприятие действительности. За этот год часть меня как будто сгорела. Сгорела вместе с ребятами, которые до последнего звонили мне из дома профсоюзов в Одессе, сгорела вместе с погибшими, пропавшими без вести...

 Сейчас гуманитарной помощью занимаются, в основном, правительства Донецкой и Луганской народных республик, но это движение начинал наш Парламент Новороссии. Каждый день мы оказывали помощь семьям ополченцев, их осиротевшим детям, вдовам, родственникам ветерана Великой Отечественной, который прошел всю войну, а погиб от обстрелов украинской армии...

 Мне врезался в память один эпизод. Мы приехали помочь семье погибшего ополченца из ЛНР, в которой младший из братьев закрыл собой старших и погиб. Мы пришли в семью погибшего, и у меня первым ощущением было, что я пришел к себе домой. Родители погибшего взяли деньги - и тут же передали ополченцам, на форму, на питание.

 Мы сели за стол, ополченцы  рассказывали об этом случае, помянули погибшего. В этом рассказе меня поразило больше всего то, что ополченцы отпускали пленных, звонили родителям и те приезжали за своими сыновьями. У нас хорошие люди, они мудрые, они все поймут -  и именно таким людям нужно дать возможность принимать решения. Это будут правильные решения.

 И еще. Опытные журналисты из нашей пресс-службы, а журналисты народ закаленный, где-то даже циничный,  - они не выдерживали всего массива этого горя, приходилось давать им время от времени небольшой отпуск. Для меня Новороссия -  это не просто гражданская война, где свои убивают своих, русские рубят русских. Это громадный пласт человеческих трагедий, боли. И это прискорбно.

 

- Земля Новороссии изнасилована, оскорблена, сожжена. Но она же встала на дыбы! На фоне этого как можно относиться к суждениям некоторых российских "деятелей", которые говорят, что Донбасс нужно вернуть в Украину? Возможно ли это в прнципе?

 - Мы должны не только отстоять Новороссию, но и всю Украину вернуть в Русский мир. Этим людям нужно помочь, они обмануты. И это наша с вами вина, что они подверглись массированной антирусской пропаганде. Как политик я всегда выступал за дружбу, сотрудничество с Россией. Но этого мало! Мы оставили один на один людей с массированной антирусской пропагандой, позволили в течение 20 лет убедить русских, что они не русские и столкнуть их в гражданской войне. Все это происходило на наших глазах, длилось много лет.

 В Украине работало в этом направлении 5 000 неправительственных организаций, 150 000 их сотрудников получали зарплату за эту работу. Почему не было противодействия? Почему запустили ситуацию?.. Теперь мы имеем  не только тысячи погибших, но весь мир стоит на грани катастрофы.

 

- Россия тоже вкладывалась в Украину, в ее элиту...

 - Это большая ошибка. Нужно было работать с людьми, отдача была бы большей. теперь необходимо сделать выводы, не допускать прежних ошибок.

 

- Еще не случился Майдан, еще шла нормальная жизнь на Украине. Вы активно работали в политике. Расскажите об этапах своей политической деятельности, начиная от старта и заканчивая сегодняшним днем.

 - Я не профессиональный политик. Закончил Московский инженерно-физический институт (МИФИ) и вернулся в Днепропетровск работать. Но, к сожалению, Советский Союз развалился.  Я был старостой группы, хорошо учился, понимал, что для того, чтобы дальше жить, нужно не опускать руки. Создал компьютерную фирму, тогда это только-только начиналось. Но бизнес  сам по себе не интересен, просто зарабатывать деньги не интересно.  И как только появилась возможность уйти в производство, сделал это.

 Покупал предприятия-банкроты и возвращал их к нормальной жизни. Но засилье проверяющих органов не давало возможности работать, развиваться дальше. Как раз должны были состояться очередные выборы, и я принял решение участвовать в избирательной кампании.  И выиграл.

 Выиграл у конкурента, у которого была поддержка админресурса. Это был один из сельских округов на Днепропетровщине, куда я приезжал как к себе домой. Ведь в селе у меня прошло детство.

 В парламенте у меня был целый пакет антикоррупционных законов. Во время Оранжевой революции я четко принял сторону Виктора Януковича, так как к тому времени я занимался не экономикой, а политикой. Возглавил областную организацию Партии регионов в Днепропетровске, оппозиционной на то время к действующей власти. Наверное, был хорошим руководителем, так как все следующие выборы, которые мы проводили, давали неплохие результаты. В парламенте занимал должность заместителя фракции. Должность, которая свидетельствовала об определенных заслугах перед партией.

 В момент очередного переворота я был руководителем Антифашистского форума. На Украине антифашистских организаций  мало, это проблема прорусских организаций во всем бывшем Советском Союзе. Прорусским политиком на Украине быть не выгодно. Это, нужно говорить открыто, результат того, что Россия напрямую не поддерживает тех политиков, которые выступают за дружбу с Россией в других странах. Если бы в такие жернова, в которые попали прорусские политики, как, к примеру, Марков и другие, которых я хорошо знаю, попали проевропейские политики, то на их защиту встало бы все мировое сообщество. 

 Поэтому многие политики, как, к примеру, моя землячка из Днепропетровска Юлия Тимошенко, семья которой, да и она сама никогда ничего не имела общего с нацизмом, когда это стало выгодно, стала яркой националисткой. Или, к примеру, Юрий Луценко – еще в недавнем прошлом активный функционер социалистической партии. Достаточно вспомнить, с какими зажигательными речами  он выступал против бандеровцев на Западной Украине. Но и он стал ярым националистом, потому что это выгодно. Это политическая конъюнктура, которая оказалась важнее собственных принципов для этих и многих сотен других политиков Украины.

 20 февраля прошлого года я выступил в парламенте Украины и обвинил посольство Соединенных Штатов в подготовке государственного переворота. 21 февраля он начался.

 

- Сейчас вы являетесь главой парламента Новороссии. Парламент, который напоминает облако, из которого ни дождя, ни града, ни снега. У парламента есть будущее? Вершится  ли политика  в этом парламенте?

 

- В парламент Новороссии избрали по 30 делегатов от Донецкой и Луганской республик. Я лично рекомендовал многих людей принять в члены парламенте. Среди них много активистов Донецкой и Луганской республик, в частности Захарченко – депутат парламента Новороссии. Много людей, которые приехали из Запорожской, Николаевской, Днепропетровских областей. Я постарался, чтобы все регионы Новороссии были представлены в парламенте. Это чрезвычайно важно, так как наш парламент – это символ всей Новороссии.  Надеюсь, она состоится.  Я бы не хотел ограничивать Новороссию той частью Донецкой и Луганской областей, которая сейчас находится под нашим контролем. Да и всем Донбассом и возможно даже не семью-восемью областями, которые традиционно приписывают Новороссии.

 Вся Украина может найти себя в нашем проекте. При написании Конституции Новороссии мы учли все ошибки, которые были допущены при создании Украины. И если идея подтолкнуть Донбасс в сторону нацистской Украины недопустима, то присоединить Украину к нам, Новороссии – это хорошая идея.

 

- Я тоже так говорю, что мы выступает за целостность Украины, которая произойдет путем перехода сегодняшней деструктивной Украины в Новоросиию Но, будучи в Донецке я почувствовал определенное нежелание соединяться даже с Луганским регионом. Может, это боязнь ответственности, ведь Донецкая республика не так сильно пострадала, как Луганская... Но все же мне кажется правильным соединение, в первую очередь, их военных потенциалов.

  - Думаю, решение гораздо проще. Если Донецкая и Луганская республики будут входить в состав Украины, то они будут входить в качестве отдельных республик, а не Новороссии.  С одной стороны. С другой, наша задача состоит в том, чтобы решить вопросы не только Донецкой и Луганской республик. Наша задача – помочь всем людям, которые живут в Украине. Из Днепропетровска, Харькова, Запорожья мне каждый день звонят, приезжают люди. Им нужно помогать.

 

- Партизанская война началась? Эти взрывы в Харькове, Одессе, Запорожье – что это? Симптомы сопротивления?

 - Да, это симптомы. Другое дело, что их заметят только тогда, когда это дойдет до Киева. В Харькове, Запорожье, Одессе люди и так понимаю, что происходит. У них есть своя точка зрения. Но заставить Киев считаться с людьми можно только тогда, когда они ощутят хотя бы тысячную долю того, что переносят люди, находясь под обстрелами в Донецке.

 Хотел бы сказать еще вот что. Нельзя пускать ситуацию на самотек. Я достаточно часто сейчас слышу мнение, что,  не нужно ничего делать, экономическая ситуация на Украине такая тяжелая, что хунта сама падет, люди поймут и сами прогонят эту власть.  Ничего подобного. Возьмите опыт латиноамериканских, других стран. Сегодня Соединенные Штаты делают то, что до деталей откатано ими во всех частях мира.

 Мы столкнулись с этим, для нас это все дико, потому что никогда не могли подумать, что война будет происходить в нашем доме. Но это происходит! И нужно понимать, что там, где «поработали» Соединенные Штаты, режимы держались десятки лет. Работали эскадроны смерти, уничтожали политических противников, активистов. Уровень жизни падал, но монопольные СМИ трубили о внешних, внутренних врагах, на которых сваливали ответственность за все беды.

 Уходил один проамериканский лидер, на смену ему приходил другой, также проамериканский... Чтобы пришел человек, который принимал бы проблемы нашего государства как свои и работал в интересах Украины, я уже не говорю о том, чтобы он выступал за дружбу с Россией, в нынешних реалиях это невозможно. Этих людей просто не допускают в политическое пространство Украины.

 Проанализируем, почему такие низкие явки были на последних выборах на Юго-Востоке Украины?  И вообще по всей Украине. Потому что люди не видели политиков, за которых они могли бы голосовать. Этих политиков нет в политическом пространстве Украины.

 

- Когда случилось присоединение Крыма, наше народное русское патриотическое сознание пережило какой-то потрясающий солнечный подъем. Было ощущение огромной духовной победы, компенсация за десятилетия прозябания во время мрака Перестройки, мрака 1991-го.

 Когда начались первые сражения за Новороссию, было понимание того, за Русское чудо мы должны платить, оплатить тот аванс, который нам подарила история – возвратила Крым. И Новороссия очень быстро превратилась в символ Русского сопротивления. Если найдутся какие-то силы, которые заставят нас по неизвестным причинам отдать эти две, измученные области Украины обратно, на милость врагам, это будет сильнейший удар по русскому историческому самосознанию. Само сопротивление России будет подавлено…

 - Я согласен со всем сказанным. Но акценты на некоторых вещах я сделаю. Внутри Украины многие русские патриоты относились к присоединению Крыма далеко не так, как россияне. Об этом нужно говорить и это необходимо анализировать. Я сам был сторонником того, чтобы Крым не принимали в состав Российской Федерации. На тот момент в Крыму находился самый боеспособный контингент украинских войск. В течение недели почти 90 процентов этих войск перешли на сторону крымского правительства. И до тех пор, пока крымское правительство было в составе Украины, оно могло отправить эти вооруженные силы в Киев, в Днепропетровск, в Запорожье. Вспомним, какие тогда были настроения, вспомним, что в тот период в Украине было безвластие. Милиция, другие силовые структуры категорически не хотели вмешиваться в то, что происходит. К тому же, милиция была деморализована тем, что ее бойцов долго били, пытали, сжигали на Майдане. Плюс власть, которая также была полностью деморализована.

 Ситуация была не такая однозначная, и я думаю, что все могло сложиться таким образом, что сейчас мы бы говорили или о всей Новороссии в тех границах, которые исторически сложились, или об Украине, в которой большая часть населения тяготеет к России.

 Украина все годы своей «независимости» была своеобразным маятником: один президент избирался с проевропейскими, следующий - с проукраинскими взглядами. Причем в процессе президенства у главы государства часто взгляды менялись. И количество людей, выступающих то за одну точку зрения, то за другую соответственно разделилось – где-то 50 на 50. Отсоединив Крым мы, к сожалению, искусственно создали большинство тех, кто к России относится, мягко говоря, враждебно. Отсоединив часть Донбасса, мы еще больше усугубляем ситуацию.

 Опираясь на ту информацию, которая у меня есть из Киева, я не уверен, что присоединение прорусского Донбасса к антирусской Украине может пройти успешно при этой власти. Американцы просчитали все плюсы и минусы и приняли четкое решение, что Донбасс не должен находиться в пределах Украины. Либо должен быть захват, полный разгром, деморализация населения. И это даже не позиция, ориентированная на выгоду Украины. Это скорее пощечина Российской Федерации. Впрочем, сравнивать это с пощечиной будет неправильным. Это скорее тяжелый удар по  Российской Федерации, от которого она может не оправиться.

 Штаты, Киев прекрасно понимают, что население Донбасса, особенно учитывая через что их заставили пройти, никогда не будет проукраинским.  Даже беженцы, которые попадают с Донбасса на территорию Украины, которые убежали сюда от войны, сохраняют свою точку зрения, свои взгляды.  И с этим ничего не сделаешь, всех же не убьешь, всех же не расстреляешь.

 К тому же экономику разрушенного Донбасса нужно восстанавливать. В Украине нет сейчас на это средств. Но ясно и то, что Донбасс у украинской власти захватить не получится. Силой Донбасс не взять.

 

- Вы сказали, что американцам в Латинской Америке удавалось самые тухлые, дохлые режимы поддерживать десятилетиями. Мне тоже приходилось слышать, что экономика Украины на грани распада, но это, по-моему, завышенные ожидания, что преступный режим рухнет сам по себе. Украина – это государство. А государство – это сила. Там есть резервы для существования. Конечно, там тяжело, но говорить о том, что она распадется, - это иллюзия.  Отметим, что Россия, которая держит контрольный пакет украинской экономики, не спешит выбросить на стол эту черную карту. По прежнему Россия продолжает терпимо относится к этому украинскому безумию, и я понимаю, что лежит в основе этого терпимого отношения.

 Но с другой стороны, внутри самой украинской власти ощущается какое-то содрогание. Приходит понимание, что Порошенко не вечен. Кто придет ему на смену? Яценюк? Турчинов? Появился мэр Львова, другие. Политическая матрешка создана. Потому крах одной политической формации, к примеру, Порошенко, не будет означать крах другой…

 - Да, это не значит, что на смену Порошенко придет другой, пророссийский политик. Другое дело, что в случае очередного государственного переворота на Украине у России появляются новые возможности.  При этом какие-то возможности теряются. Порошенко сейчас находится в диалоге, он способен говорить о мире. Он не нацист по сути, хотя, безусловно, военный преступник. Но Яценюк и Турчинов явно антирусские, проамериканские настолько, что они не будут задумываться вообще ни о чем.

 При смене Порошенко, с одной стороны, придет руководитель, занимающий более радикальную позицию, чем Порошенко. С другой, у России будет возможность не признавать эту власть. Будет другая ситуация международная. Ошибки с признанием сначала президентских, а затем парламентских выборов в Украине можно будет избежать. Это было большой ошибкой - признавать нынешнюю власть в Украине, которая по локоть в крови, за равных себе. Ставить эту преступную власть на один уровень  с собой, вести с ней диалог, как с легитимной властью. Это был слишком щедрый аванс для украинских политиков.

 

- Мы знаем, что в 1939 году был заключен Пакт Молотова и Риббентропа, союз с Гитлером, который к тому времени был уже весь в крови. История причудливо повторяется… А что сейчас там, в Новороссии, происходит? Я недавно принимал участие в нескольких телевизионных программах, были ребята с Донбасса. У меня сложилось впечатление, что там вот-вот что-то начнется…

 - Я считаю, что Пески и Авдеевку нужно отбить, как минимум. Выдавить артиллерию, которая находится между этими двумя населенными пунктами и обстреливает жилые районы Донецка. Это – вопрос жизни гражданского населения. Ведь сегодня ополчение, сражаясь за аэропорт, Пески, Авдеевку, сражается за жизни стариков, женщин, детей, которые находятся в жилых районах обстреливаемого Донбасса. А за что сражаются украинские войска? За возможность расстреливать мирный город? За то, чтобы тебя назвали киборгом? Разная мотивация. Зачем держаться за эти несколько населенных пунктов? Сегодня говорят о том, что нужно отвести тяжелую технику. Да, нужно отвести и пушки, и ракетные установки и прочее тяжелое вооружение. Этого можно добиться двумя способами, и оба эти способа нужно использовать. Если мирные переговоры не получаются, как мы увидели, на контрнаступлении нужно выдавливать украинских военных из занятых населенных пунктов Донбасса.

 

- Мне кажется, что политические средства вступят в действие только после военной победы Новороссии над карателями. В этой ситуации, в которой находится сейчас Новороссия, политические договоренности невозможны...

 - Славяне испокон веком защищали свои земли. И может именно потому, на наших территориях никогда не было создано никаких колоний. В то же время эта красивая Европа на протяжении веков строилась, последовательно грабя страны по всему миру. Но на наших землях очередной враг всегда натыкался на сопротивление русских, которых победить было невозможно.

 Нынешняя технология на Украине использовала это, чтобы обмануть людей. Придуманный враг напал на миролюбивых украинцев, вынудив их защищаться. На эту выдумку поймали многих в Днепропетровске, центральной Украине, которые идут и воюют. Народ толкнули в гражданскую войну. Победить в этой войне можно. Но позиция вот тех ребят ополченцев, о которых я рассказывал, она более человечна. За этой позицией будущее. В этой войне мы воюем с собой. Мы разрушаем свои города. Мы убиваем наших людей. И от этого всего мы все становимся слабее. Если и приходится воевать, то не с чувством неуместного геройства, а чувством скорби. Потому что ты вынужден это делать. И при малейшей возможности уйти от войны, нужно уходить.

 

- Ваши ближайшие планы?

 - Это моя война. И в этой войне я буду участвовать до конца. Я буду с Новороссией, я буду с Украиной. Я буду с теми людьми, которые попали в эту чудовищную, страшную ситуацию. Буду делать все для того, чтобы этим людям было легче.

 

Источник: http://www.russiapost.su/archives/40867

Комментарий
(0 Комментариев)
Чтобы оставить комментарий, авторизуйтесь.
Вход
Если у вас нет учётной записи, то зарегистрируйтесь!

Регистрация






X
Письмо Олегу Царёву
Вы имеете возможность задать вопрос и получить на него ответ. Для этого необходимо максимально верно заполнить форму данными.
Пипито нашёлся благодаря объявлениям в соцсетях. Всем спасибо кто принимал участие в поисках.
Июль 15 2017 · reply · retweet · favorite
Любимые книги Олега Царева
Любимые песни Олега Царева
Обо мне
    •  Председатель парламента Новороссии
    • Народный депутат Украины VII, VI, V, IV созывов.
    • Заместитель руководителя фракции Партии регионов в Верховной Раде VII созыва.
    • Советник Премьер-министра Украины.
    • Председатель подкомитета по вопросам земельных отношений Комитета Верховной Рады Украины по вопросам аграрной политики земельных отношений.
    • Глава депутатской группы по межпарламентским связям со Словацкой Республикой. Глава депутатской группы по межпарламентским связям с Сирийской Арабской Республикой.
Друзья